Однажды у своей подружки я увидела бумажную куклу, и мне очень-очень захотелось такую же. Мама мне купила куклу, такую, как на фото. Вырезав все платья, быстро их примерив, я поняла что такая кукла меня не устраивает. Ведь у подружки она была красивая, стройная, нарисованная черной тушью с родинкой на бедре. А какие у нее были шикарные платья! Нарисованные красной/черной/синей тушью словом, загляденье! Я непременно хотела стройную красивую куклу с лучшими платьями. Вооружившись альбомным листком, карандашом, ручкой и сопутствующими инструментами, я нарисовала  несколько кукол, чего мелочиться. Так у меня появилась первая бумажная семья: мама, папа, сын.

Одежда.
Теперь самое главное. Где же брать красивые платья? С мужчинами всё было понятно, джинсы, непременно варёнки и пуловер, конечно же, Монтана. Для мамы, я поначалу пыталась рисовать платья, но всё было не то, всё не так. Не получалось у меня модно и красиво. И тогда я нашла выход – мамины журналы «Крестьянка» и «Работница». В первый же день я нарезала столько платьев, что любая модница позавидовала бы. О последствиях я не думала, может поэтому они обошли меня стороной. Когда мама заметила,  что с ее журналами поработал юный модельер, прошло достаточно много времени. Ругать уже было поздно, поэтому я получила строгий выговор. Журналы от меня  стали прятать в папку, а папку в стенку под замок. Тогда я нарисовала еще семью и еще двух женщин. Наряжала их в одни и те же платья, изредка рисовала новые и вырезала из журнала «Пионер» немного новых, ультра-модных платьев (других картинок там не было). Но самое главное, что семьи у меня распадались, мужчины дружили с новыми подружками, женщины давали друг другу поносить платья… ё-моё, мне было 10 лет! Видимо такую бурную бумажную жизнь я устраивала куклам лишь потому, что мама с папой развелись, и в доме появился отчим. Замечайте родители, как и во что играют ваши дети!

Дом.
Всё у той же подружки я увидела самодельный кукольный дом (ей его папа смастерил). Ох, как же мне захотелось и своим бездомным куколкам смастерить что-то подобное. Папы у меня не было, с отчимом я держалась обособленно, а от мамы в плане строительства домов для кукол проку мало. Поэтому к ней я даже обращаться не стала. Я пошла другим путём. У нас с братом была тумбочка, одна на двоих. У него был верхний выдвижной ящик, а у меня всё остальное. Освободив две полки тумбочки от всего своего богатства, я расселила туда свои семьи.  Первый этаж занимали семья и две дамы, на втором я поселила самую первую нарисованную семью. Теперь у меня хватало забот. Надо же было всех обустроить. Чтобы жили в комфорте… В дело пошли открытки (которые я коллекционировала несколько лет), заколки, скрепки, колпачки от одеколона и всё, что на мой взгляд могло пригодиться в создании уюта. Дом получился на славу! Я обожала этот момент, когда открываешь дверцу тумбочки, а там, какой-то новый, интересный мир, как сказка. Это был мой самый любимый кукольный дом!

Шкаф.
Теперь весь мой бумажный народ был при жилье, но без шкафа! А одежды со временем накопилось очень много и ее нужно было где-то хранить. Не помню, где я это подглядела, но точно не сама придумала. Шкаф я сделала из обыкновенной тетради 18 листов, где каждый лист складывался пополам. Внутрь помещалась одежда, отдельно платья Маши, платья Даши, брюки Вити… о чём свидетельствовала надпись на каждом завернутом листе. Там же я хранила нарисованную кухонную утварь, еду (каши, супы, нарисованные в тарелках, торты), светильники, картины и многое другое.

Эти куклы и весь их скраб (за исключением тумбочки) хранились у меня до 25 лет. Потом я отдала их младшим сёстрам (три девчонки, дочери моего отца от другой женщины) о чём немного жалею. Жалею не потому что отдала, а потому что это память о моём детстве. О детстве, которое отдаляясь всё дальше и дальше, становиться таким желанным, а любая память о нём — бесценной.